Календарь событий

Сентябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
               ...Ему суждено сломать голову в поисках смысла собственной жизни.

70
























ХСК "Атлантида" отметил 70-ти летний юбилей великого авантюриста-сказочника, спелеолога всех времен и народов, подарившего миру пещеру "АТЛАНТИДА" - Рогожникова Валерия Яновича. 

                                                         С Днем Рождения!!!




Rogojnikov
АВТОБИОГРАФИЯ.

Почему я пишу все это? Приближается семидесятилетие и, наверное, пришло время уразуметь итоги жизни авантюриста от советской спелеологии, сказочника Рогожникова Валерия Яновича. Родился  Яныч 11 августа 1942 года в городе Катта-Курган в Самаркандской области в эвакуации. Отец - офицер танкист пропал без вести на войне. Мать – учительница русского языка  вместе с сыном в 45 году вернулась на Украину. С 1952 года Яныч живет в Киеве и считает себя киевлянином. Пропустим годы учебы в школе 142, где пятерки по математике и физике перемежались с тройками по английскому и украинскому, а также время работы токарем на заводе «большевик». Токарь из Яныча не получился, и парень перешел на работу пионервожатым в школу 102. Работая в школе, получил направление на вечерние курсы младших инструкторов туризма на городской детской туристской станции, где и его научили вязке узлов и основам скалолазания, за это Яныч очень благодарен покойному ныне мастеру спорта по альпинизму Валерию Рожко. Вращаясь в очень демократичных по тем временам туристских кругах Яныч познакомился с многими функционерами нарождающегося движения, уверовал в лозунг   «Через туризм в коммунизм», набрался романтики по самые уши и таким образом определился в целях своей дальнейшей жизни.

Служба в советской армии у Яныча продолжалась три с половиной года вместо трех. Карибский кризис и недостаточное количество призывников задержали дембель. Но, в конце концов, парень вернулся в родной город и стал искать работу. На завод не тянуло, и сунулся Яныч в дом пионеров руководителем туристского кружка. Первый поход с кружковцами был на весенние каникулы 1965 года в Крым, где Яныч посетил Красные пещеры и решил, что занятия пещеролазаньем интересны. Ближайшие к Киеву крупные пещеры оказались в Тернопольской области. Яныч написал письмо Радзиевскому и тот посоветовал на майские праздники присоединиться к группе туристов-спелеологов Тернопольского политеха, планирующим посещение Голубых озер. Яныч вместе с пятью воспитанниками на майские праздники прикатил в Тернополь и на вокзале присоединился к политехам.  Погода не удалась. Сильные дожди вызвали оползень в воронке Голубых озер и попасть в пещеру не получилось. Пришлось  утешиться посещением Ветровой. Наслушавшись рассказов о топосъемке лабиринтов и пообщавшись с тернопольскими любителями пещер, Яныч заболел лабиринтами, на летние каникулы притащил  кружковцев в Подолию опять, посетил Кристаллку, Вертебу, Млынки и Озерку, а в Ветровой решил сделать  учебную топографическую съемку.

Поскольку опыта съемки не было никакого и ни у кого, Яныч с половиной кружковцев занимался самообучением  в Ветровой. А остальных нагрузил копаться в соседней воронке. Ушлые кружковцы решили, что в воронке ничего нет, выставили часового на краю, чтобы строгий Яныч их не засек и занялись игрой в карты. В «дурачка». Проиграв в карты до вечера, явились в лагерь и доложили, что в воронке ничего интересного нет. Следующим утром Яныч собрал лагерь и убрался в Киев, чтобы появиться в Ветровой уже на майские праздники в 1966 года. Там, на соседней поляне стояли палатки львовян. Был снят первый километр лабиринта Оптимистической и Мирон Савчин клеил к синьке кусок миллиметровки для второго. Яныч, со своими пацанами к этому времени, уже набил руку в съемке киевских пещер и предложил Савчину помощь.  Мирон мог бы и послать подальше, но не послал. Таким образом, юные киевляне поучаствовали в экспедициях на Оптимистической, за что были очень благодарны львовским спелеологам. Именно здесь киевляне получили первый и очень внушительный урок топографических  и саперных работ.

Потом наши пути разошлись. Киевляне занимались раскопками в Угрыне, изучали Атлантиду и увлекались вертикальными пещерами. Киевская, Генрихова бездна, Куйбышевская, а позднее и Воронья определили наши интересы в направлении сверхглубоких лабиринтов поставленных вертикально, но детские мечты о самой длинной пещере мира еще живы в наших сердцах, за что мы благодарны Оптимистической, львовянам, лично Мирону Савчину, Кривошеевым, Остьяновым, Медведеву  и многим другим ветеранам. Ну а то, что когда-то мы промахнулись с Оптимой, так это к лучшему. Янычу с его командой в те годы не осилить и не удержать. Да и это сбило бы нас с направления движения в сторону Киевской, Куйбышевской и Вороньей.  

Между тем становление советского туризма из стадии романтизма и энтузиазма перешло в стадию профсоюзами регулируемого движения. Яныч принял в этой реорганизации активное участие, организовав из своих воспитанников Киевскую секцию спелеологов  при городском клубе туристов и приняв участие в организации Украинской секции спелеологии при Республиканском совете по туризму и даже был некоторое недолгое время председателем той и другой. Киевская секция состояла из выпускников спелеологического кружка Киевского дворца пионеров, в котором Яныч работал в то время, и сотрудничество с этими ребятами не прекращалась никогда. С  Украинской секцией отношения были более сложными.

С центральной секцией спелеологов в Москве отношения были еще хуже. Ильюхину, председательствовавшему в то время в советском спелеотуризме, молодой, не очень опытный, но слишком активный, лишенный дипломатических навыков и авантюрно настроенный Яныч доверия не внушал. Да и чужд был Яныч со своими наивными фантазиями ребятам, сделавшим работу в туризме подработкой к основной зарплате. За прохождение первой километровой глубины пещеры КиЛСИ (Киевская) Яныч дважды был дисквалифицирован центральной секцией. Но, когда Ильюхин организовал квалификационное прохождение этой пещеры, Рогожников и Резников были приглашены к участию. После этого отношения с москвичами наладились до приемлемых. Правда, ухудшились отношения с Украинской секцией, двигающейся в то время к сепаратизму. С украинцами отношения улучшились только, когда пошла пещера Пантюхинская и Рогожников с Резниковым были приглашены к участию в штурме. Тогда и была достигнута глубина 1500 метров. Для тех времен и той техники – большое достижение.

В1980 году Яныч с группой кружковцев Дворца пионеров и членов Киевской секции спелеологов  командируется Климчуком (у которого тогда Яныч работал инженером) на Арабику, где встречает бывшего председателя центральной секции спелеотуризма Ильюхина, которой к тому временя уже стал рядовым спелеологом. Может благодаря этому первый раздел Арабики произошел «бескровно». Москвичи ушли на Жове-Квару, а киевлянам достался Орто-Балаган.  Притащись киевляне сквозь ливни и грозы на Орто-Балаган неделей позднее, то Куйбышевская, Генрихова Бездна да и возможно Воронья достались бы Москвичам.

Путешествуя по пещерам, Яныч очень интересуется их происхождением и в 1971 году с рядом своих воспитанников организует Киевскую лабораторию спелеологических исследований, наивно полагая,  что таким образом сможет занять свое место в науке о пещерах. Лаборатория просуществовала некоторое время и это были, пожалуй, не худшие годы в Киевской спелеологии, да и в жизни  Яныча, тоже. С 1973 года становится профессиональным геологом, работает в различных организациях, не прерывая связь с общественными спелеологическим организациями и своими воспитанниками.

В создании Климчуком Украинской спелеологической ассоциации в 1992 году принял активное участие тоже. В директории УСА  указан номером восемь и, будучи руководителем учебно - методической комиссии, успешно внедрял на Украине технику одной веревки. В 1994 году Яныч награждается «Грамотой за выдающиеся заслуги» Украинской спелеологической Ассоциации.

В 1992 году принял активное участие в открытии и изучении пещеры «Славка».

Литературной деятельностью Яныч начал заниматься уже в зрелом возрасте. Первый сборник «Крутые рассказы старого спелеолога» удалось издать в 1990 году.

В1995 году через Суховея (Одесса)издает учебник «Спелеотехника», в котором по мере сил излагает современный, по тем временам, взгляд на развитие техники прохождения пещер.

В 1995 году издает книгу «Тройной прыжок сквозь черное пламя». С тех пор не перестает писать, помещая свои произведения в интернете(повесть «Спасатель», детектив «И звери пожрут зверей», повесть «Несуразный Семеныч» и другие).

В 1996 году Яныч иммигрирует в Америку, где нынче и проживает во Флориде. Женат на киевской спелеологине Лукьнчук Люде, воспитывает внука Сашку, является членом Секции вертикальной спелеологии Американской спелеологической ассоциации и скучает по тем временам, когда был молодым киевским спелеологом.

ПРИЛОЖЕНИЕ:

Список воспитанников и друзей Яныча,  фамилии которых он еще не забыл:

Висневский В., Савицкий А., сестры Стрижевские., Хапов А., Крапивникова Т., Яблокова Н., Пономарева Г.,  Межибовская Л., Ленденская А., Корнет Н., Азанян С., Братья Шевченко, Климчук А. Резников А., Литвин А., Моржевский В., Рогожникова Аня., ГорленкоА., Кузьменко С., Кислицын Е., Власюк А., Жарков С., Поляков А., Скотенко Н., Вдовин Д., Акаемов., Картышев  С., Шеремета., Шакалов В., Лукьянчук Л., Светка Босява, Ира Козлова, Стотланд А., Талько Л., Касьян Ю., Волненко Я.

Было их гораздо больше, и, если кто захочет напомнить Янычу, забытую фамилию, буду очень рад.

АВТОПОРТРЕТ В СТИЛЕ РАЗБИТОГО ЗЕРКАЛА.

- Невысок,  толстоват, на вид очень прочен. Обожает пиво с копченой рыбой. А зря. Это не хорошо для его почек.

- Любит маленьких, симпатичных  и умных женщин. Ласков и нежно предупредителен с ними. А зря. Такие женщины любят высоких , голубоглазых блондинов в сексе нахальных.

- Всю жизнь пишет стихи и фантастические повести. А зря. Лучше всего у него получаются сказки.

- Много лет проездил на поездах, самолетах, попутных самосвалах,  на огромных буровых машинах,  а в юности на танках и бронетранспортерах в качестве пассажира.. А зря. Оказывается он создан быть счастливым за рулем хорошей машины при скорости сто миль в час на предрассветном хайвее.

- С упорством маньяка и добросовестностью идиота изучает английский язык и американскую электротехнику. А зря. Обычно удача с теми, кому все дается легко.

- Слывет знаменитым спелеологом и фанатичным первопроходимцем. А зря. Снятся ему цветущие ферулы плато Чакыл Калян и белые снежные флаги над обледенелыми вершинами Гималаев.

- Как-то предельно устав от закрученной в крутой штопор биографии решил бросить искать смысл жизни. А зря. Где-то  там он есть

АЛЬТЕРНАТИВНЫЙ ПОРТРЕТ В СТИЛЕ ОТПЕЧАТКА ПАЛЬЦА НА СТЕНКЕ СТАКАНА.

- Толстенький коротышка утверждает, что в юности был высоким голубоглазым блондином, неутомимым и наглым в любви. А зря. В наши дни народ словам не верит, а предпочитает проверять все на практике.

- Любит женщин нежно предупредительных с ним. А зря. Шашлыки, вымоченные в пиве, гораздо полезней.

- Всю жизнь что-то там пишет на бумаге. А зря. На заборе у него получается гораздо сочней.

- С  упорством маньяка куда-то ездит, летает и ползает. А зря . Лучше бы сидел дома, учил японский язык и не морочил бы людям голову со скоростью сто миль в час.

- Много лет упорно добивался известности и признательности у путешествующей публики. А зря. Эта публика и сама не против полюбоваться на себя в зеркале.

- Как-то предельно устав от снов о Гималаях, бросил спать. А зря. Таким образом, он лишился любимого занятия.

- Всю жизнь боялся умереть от геморроидальных колик или почечной недостаточности. А  зря. Ему суждено сломать голову в поисках смысла собственной жизни.

Незарегистрированные пользователи не могут оставлять комментарии!
Войдите на сайт под своим логином, либо зарегистрируйтесь!

Контакты

ХСК «АТЛАНТИДА»

тел. 067 999 2 777
тел. 096 355 1 255
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Форма входа

Наша кнопка



нажми и увидишь
код нашей кнопки: